Тихий свет

Тихий свет

Рождество, как известно, семейный праздник. И собираться принято всем самым близким — отцу с матерью, детям, внукам.

Но с годами это выходит все реже — старшие устают, молодые разъезжаются по городам и весям, накрывают свои столы и приглашают своих гостей.

Бабушки, дедушки, тети и дяди понемногу остаются на краю торжества, в лучшем случае им позвонят по скайпу или отделаются поздравлением в соцсетях. Тем паче, что у многих с годами портится характер, старики становятся чересчур разговорчивы, нравоучительны, обидчивы и гневливы, раз за разом повторяют одни и те же истории.

Порой болезнь день за днем, месяц за месяцем отнимает близкого человека, подсовывая вместо него неопрятное, апатичное, немое или сквернословящее, безумное и беспамятное существо. Но даже к здравым умом и телом родственникам мы зачастую не спешим.

Почему?

Причины, лежащие на поверхности, — меркантильного свойства. Жаль времени, денег, сил, так необходимых нам самим, нашим детям, друзьям, возлюбленным.

Стоит вкладываться в то, что растет, а не в то, что увядает. Старики сами виноваты — они брюзжат и ноют, поминают давние свары, тыкают в больные места, оскорбляют и нас и наших близких, требуют неизвестно чего.

Они ведутся на самую дурную рекламу и закупают фуфломицины и чудо-пылесосы, а потом лицемерно вздыхают, что у них нет денег.

Требуют материальной помощи, чтобы подкинуть что-нибудь несчастненькому брату или сестре. Звонят по десять раз с бессмысленными разговорами, отнимают время, не слышат нет, жаждут помощи в самых бессмысленных делах — от посадки картошки до спасения из подвала бездомных кошек.

Дарят дурацкие подарки, всучивают рухлядь, подобранную невесть где, несъедобные домашние заготовки и подкисший супец.

Бесконечно жалуются на недуги и хворости со всеми неаппетитными подробностями, требуют врача и скорую при каждом скачке давления. По десять раз переигрывают наследство, обделяя нас и наших детей.

Выходят замуж и женятся на старости лет, находя самые невероятные пары. Становятся верующими или атеистами, коммунистами или либералами, параноиками или меланхоликами.

Честный ответ — они стареют.

Мы видим, как слабеют руки деда, когда-то подкидывавшего нас-маленьких к самому потолку. Как беспомощно передвигает ноги по комнатке бабушка, ещё недавно летавшая по столице в поисках лучших билетов в театр. Как та сила, что оберегала нас и защищала, любила и грела — тает, словно огарок свечи.

И недалек тот день, когда ветер задует пламя. И сколько ни плачь в подушку, сколько ни зови бабуля, я боюсь — ничего не изменится.

Мы смотрим на их одиночество. На сужающиеся круги дружества и родства, на диалоги с моськой, попугаем или телевизором, на молитвы и долгие бдения.

На пространные мысли, обрывки прошлого и беспомощность перед лицом настоящего. На уходящую память, ветшающий мощный ум, рушащееся под грузом лет внутреннее достоинство.

Мы чувствуем запах старости — нездорового тела, болячек, немощей, физиологических отправлений, лекарств. Морщины и седина, сутулая спина, дряблый живот, отеки, раздувшиеся суставы, тяжелые движения, стоны и вздохи, унизительные утки, памперсы и купания — однажды все это может произойти и с нами.

Тихий свет

Иногда старость сопровождается королевским величием, немощь тела не касается гордого духа — как у Зельдина, у Плисецкой, у Бехтеревой, у папы Иоанна Павла II и святителя Луки. До последних дней удается преподавать, лечить, поддерживать, наставлять, светить домашним — и тем больней мука неизбежного расставания.

Глядя в безмятежные выцветшие глаза, мы видим смерть — их и свою. Сердце, простите за пафос, кровоточит от жалости к нашим близким — и к себе тоже. Ничего уже не изменишь, нет лекарства, излечивающего от старости, убирающего морщины, возвращающего память…

Только любовь. Только принятие.

Только понимание — они это мы. Их бессмертие здесь — в нас, наших детях и детях наших детей, они сохранили огонек жизни и передали его дальше.

А там, куда стариков ведет время, их встретит тот, чьё Рождение мы отметили в седьмой день января. Там нет ни старости, ни болезней, ни беспамятства, ни обид.

А здесь мы можем лишь поделиться теплом, дать пожилым людям толику столь необходимой любви.

Да, для этого придется ограничить себя — отложить в дальний ящик обиды и недовольство, суетливость и раздражительность. Побыть терпеливыми и заботливыми, нежными и внимательными.

Позаботиться о наших стариках так, как они когда-то заботились о нас и наших родителях. А если они этого не делали, все равно позаботиться — сейчас они слабы, им тяжелее чем нам, одиночество гнетет их куда больше.

Может быть, наша любовь подарит им мир в душе, отогреет, расцветит улыбкой лицо.

Тихий свет

Пусть рождественские дни станут праздниками в кругу семьи. Старых фотографий и писем с фронта, семейных альбомов, картин и медалей, детских проделок седых мальчишек и свадебных платьев бабушек.

Воспоминаний о том прошлом, которое вот-вот канет в Лету и никогда уже не вернется — с талонами и танцами в парках, пионерскими галстуками и первомайскими парадами, самым вкусным в мире мороженым и почти что запретными крашеными пасхальными яйцами, толстыми журналами и проворными телеграммами.

Пусть за столом назовут по именам тех, кто не смог приехать в этом году, и тех, кто уже никогда не приедет. Пусть найдется время навестить всех, кого можно, — привезти мандаринов и открытки от внуков, обогреть, выслушать, поддержать, помочь в немудрящих бытовых нуждах.

Напомнить о нашей любви.

Тяжело, когда нас отвергают. Гневный старик или бранчливая старуха, брызгая слюной, кричат в трубку, что не нужно им ни нас, ни наших подачек, а то и выставляют из дома, хлопают дверью и оскорбляют.

Ещё тяжелее — когда в нас видят умерших братьев и жен, дальних родственников, детей. Или вообще никого не видят.

Иногда приходится принимать непростой выбор, чей душевный комфорт дороже — пожилого родственника или детей и мужа, категорически не готовых взаимодействовать с бабушкой или дядей. Но и в этом случае любовь — единственное спасение, в одиночку не справиться. Просто делаем то, что можем сделать, без обиды и гнева.

Приходим в больницу, звоним, пишем, соглашаемся, извиняемся за то, в чем не виноваты. Надеемся на чудеса — порой даже в тяжелой деменции бывают ясные окна, самый непростой характер может сгладиться, самая болезненная обида — обернуться прощением…

Тихий свет Рождества согревает нас в январскую стужу. Пусть его хватит на всех.

О admin

x

Check Also

Красота и здоровье: бикини дизайн для новых ощущений

Секреты индивидуального подбора рисунка и формы эпиляции для разных типов женщин Термин «бикини — дизайн» давно прижился в соответствующей литературе. Но в нашем языке начал употребляться относительно недавно — лет двадцать назад. А вот за рубежом бикини — дизайн пользуется популярностью у представительниц прекрасной половины человечества уже свыше пятидесяти лет ...

Флавамед: таблетки, сироп, для детей, форте, отзывы

Флавамед – это лекарственный препарат, который применяется для облегчения кашля различной этиологии. В его состав входит амброксол. Он действует как муколитик — разжижает мокроту и помогает легче откашливать вязкий секрет. Содержание статьи: Флавамед выпускается в виде таблеток и сиропа. Сироп от кашля Флавамед изготавливают в двух видах – сироп Флавамед ...

Как почистить утюг от нагара в домашних условиях?

На качество глажки влияет не только температурный режим утюга, но и состояние его подошвы. При продолжительной эксплуатации она загрязняется. Нагар может появиться в результате оседания на подошву пыли, прилипания ткани. Поэтому рано или поздно хозяйки сталкиваются с вопросом – как почистить утюг? Даже самую грязную подошву можно очистить до блеска ...

Красота и здоровье женщины Говорят, корица полезна для женской

Говорят, корица полезна для женской красоты… Многим корица известна как пряность, которая покоряет своим незабываемым ароматом и божественным вкусом. Она применяется в приготовлении различных блюд. И, так же корица весьма популярная в некоторых парфюмерных композициях, как одна из нот композиции. Не удивительно, ведь эта пряность считается одним из самых действенных ...